RUSENGDEU
Проект родительского сообщества
Ритм года

ЛЕЙТМОТИВ

В школе, 2005 г.
В школе, 2005 г.

В школе, 2003 г. (слева направо: М. Барбер, У. Коноваленко, А. Пинский
В школе (слева-направо: М. Барбер,
У. Коноваленко, А. Пинский), 2003 г.


Перед исполнением дуэта из оперетты «Сильва», 1997 г.
Перед исполнением дуэта из оперетты «Сильва», 1997 г.

В своём кабинете в школе. Середина 90-х гг.
В своём кабинете в школе. Середина 90-х

В своём кабинете, начало 2000-х гг.
В своём кабинете, начало 2000-х гг.

Начало 2000-х гг.
Начало 2000-х гг.

2006 г.
Начало 2000-х г.г.
Начало 2000-х гг.
Начало 2000-х г.г.

2006 г.
2006 г.
Начало 2000-х гг.
2005 г.

В школе, 2004 г.
В школе, 2004 г.

...Торнтон Уайлдер в «Дне восьмом» приводит следующий образ. Старик индеец показывает гостю оборотную сторону цветного тканого коврика — видны разные переплетённые нити, узлы, бесформенные сочетания пёстрых пятен. Потом он переворачивает коврик, и гость видит единый и ясный цветной узор. Старик говорит: «Такова и жизнь человеческая — чтобы увидеть тот цельный узор, который ткётся множеством нитей и узлов жизни, надо перевернуть коврик. Как правило, нам до поры до времени не дано его перевернуть. Тем интереснее порой размышлять над возможным скрытым узором».

При всей суетности и пестроте индивидуальной жизни человека и исторической жизни человечества автор полагает, во-первых, что это есть импульс свободы. А потому, вероятно, не случайно тема образования, являющаяся для автора профессиональной, внутренне сопряглась с темой свободы…

Главный мотив наступающей эпохи — это мотив свободы, главный мировой процесс сегодня — процесс вызревания и становления свободы.

«Образование свободы и несвобода образования» (2001)

  

Какой образ сможет приобрести школа будущего, отвечающая идее образовательной свободы, не знает, видимо, никто.

«Образование свободы и несвобода образования» (2001)

  

…«Простой» вопрос: рождается ли ребенок свободным? Ответ: потенциально — да, актуально — нет. Свобода — не «кусочек пустого пространства», но некая медленно расправляющаяся, проклёвывающаяся в человеке внутренняя сила. И это есть, во-первых, активная, творческая и, во-вторых, индивидуальная сила. Свобода не есть способ наиболее эффективно «обороняться, отбиваться от мира», напротив – это способность сделать в мире нечто новое, по-своему...

Педагогика, со всем своим арсеналом «содержания и методов», научных знаний и организационных форм, может убить, заморозить эту потенцию, эту творческую внутреннюю силу или, наоборот, может сохранить, вскормить и взрастить её. Человек, однако, не ангел и не Бог, жизнь земная — не рай, а потому на авансцену выходит вопрос: как возможно организовать «малое» школьное принуждение так, чтобы оно вело человека к постепенному освобождению от тотального внешнего принуждения и одновременно ко всё более полной его индивидуальной интеграции с миром? Проблема педагогики свободы – это не проблема выбора одной из двух крайностей, но проблема мудрого и изящного баланса. Это как скрипач на крыше…

Педагогика свободы — это педагогика свободного человека. Дон Хуан произнес предельно предметную фразу: «Свобода передается единственным путём — от человека к человеку, в точности как заразная болезнь». Если учитель несёт в себе эту «бактерию свободы», то она сядет и на ученика, если нет — таки плохо… Но эта махонькая, слабая «бактерия свободы» может либо укрепляться, либо, наоборот, умерщвляться множеством внешних факторов: наличием либо отсутствием выбора, права и собственности, правдивостью либо лживостью общественного дискурса, мерой морального и культурного роста педагога и его интеллектуальной честности, реальным диапазоном самореализации и самораскрытия (в познании, в искусстве, в управлении), градусом общественного и личного страха – чем угодно, в том числе многоканальным или одноканальным механизмом финансирования. Однако в центре всего, как главное, стоит мысль, <…> могущая быть выраженной в форме сложного личного вопроса, личного и внутреннего: «Учитель, завуч, директор, министр, имярек, знаешь ли ты свободу? Несёшь ли ты в себе свободу? Является ли свобода, твоя и вверенных тебе «пасомых», основной ценностью для тебя?». С этого вопроса начинается педагогика свободы.

«Образование свободы и несвобода образования» (2001)

 

… Это было года три назад. Я прочитал какую-то вдохновенную статью об истории возникновения Интернета и немедленно купил модем и подключение on-line. Первый раз я вышел в сеть ещё через браузер «Мозаик»...

На мониторе светилось что-то голубое и зелёное, что-то загружалось, мелькало, я полностью не понимал, что происходит, но это было совершенно не важно. У меня было ясное ощущение абсолютно реального чуда. Мне виделось: вот, я в новом мире, в новом пространстве, вся информационная и смысловая оболочка Земли отныне входит через телефонный «джек» в мою квартиру, а я теперь могу плавать, как Гагарин, во всём этом непонятном и дивном космосе.

Сегодня я полагаю, что вся моя последующая деятельность и жизнь в Сети выросли, как из зёрнышка, из того переживания чуда. Более сильное и пускай спорное утверждение: без такого или аналогичного ощущения чуда Сеть ни для кого не станет осмысленной, наполненной.

…«Удивление — начало философии» — этот гносеологический чекан Аристотеля в полной мере относится и к философии Интернета. Есть ли у мира это новое переживание, это фундаментальное удивление по поводу Интернета? Насколько я вижу, оно есть у многих людей бизнеса и искусства, у политиков и инженеров, у многих простых обывателей и, безусловно, у детей. И, что всегда оказывалось для меня поразительным, оно в очень малой мере присутствует у школьного сообщества. И здесь намечается гвоздь проблемы.

Итак. Имеется существующая модель и парадигма системы школьного образования: со своим содержанием и методами обучения, с определённой структурой управления и экономики, отраслевого права (или бесправия?), со своими механизмами воспроизводства (весьма налаженными и жёсткими), контроля (ещё длятся, как выразился Тойнби, «восемь веков экзаменационного кошмара»), со своей образовательной политикой. Попытаемся обобщить. По-марксистски, если угодно. Чем является Интернет в этой модели и парадигме? Ничем. Чем он станет в новой образовательной парадигме? Всем.

Вспомним из Писания: «Уже стоят за дверьми те, кто тебя вынесут». Или иначе: Одиссеев Конь будущего уже пробрался за крепостные троянские стены школы Старого Индустриального Века. Пока что он молча и недвижно стоит за дверьми. За железными дверьми. Кабинета информатики.

«Интернет и школа» (1999)

 

Любое общее образование, лишённое ориентации на предельные смысловые проблемы, на высшие ценности и смысл бытия, ущербно.

«Образование свободы и несвобода образования» (2001)

С коллегами, 2002–2003 гг.
С коллегами, 2002–2003 гг.
С коллегами на семинаре, 2003 г.
С коллегами на семинаре, 2003 г.
В своём кабинете, начало 2000-х гг.
В своём кабинете, начало 2000-х гг.

 


Партнеры
Школы
Вальдорфская Педагогика История
Школы
Анатолий Пинский Школьный Видеоархив Школьный Фотоархив
2014. Проект родительского сообщества. Московская Вальдорфская школа им. А.А. Пинского. 115093, г. Москва, Стремянный пер., д. 33/35